logofilka: (Default)
Я как-то писала про то, как тема юридического образования в Америке переплетается с темой расовой и этнической диверсификации адвокатской профессии. Жизнь подкинула еще один любопытный сюжет.

В Аризоне есть частная, неаффилиированная с другими образовательными учреждениями, юридическая школа, основанная и управляемая компанией InfiLawSystem. У компании есть три юридические школы - в Северной Каролине, Флориде, и Аризоне, которые изначально были созданы как коммерческие предприятия. Год обучения, скажем, в Аризонской Summit Law School стоит больше $45 тысяч, не считая расходов на проживание и образовательные материалы. Школа себя позиционирует как "юридическое образование для неакадемически-ориентированных абитуриентов." В переводе на бытовой язык, это означает, что хотя для поступления в школу и надо сдавать стандартизированный экзамен, результаты его к зачислению никакого отношения не имеют. Зачисляют всех, кто готов платить.

И тут есть нюанс. Далеко не у каждого абитуриента, неспособного сдать вступительный экзамен с результатом, позволяющим поступить в обычную "некоммерческую" школу, есть возможность платить $45-60 тысяч в год. Значит, надо организовать возможность абитуриентам получать образовательные кредиты. Собственно, вокруг этих трех школ сформировалась целая система частного кредитования образования, позволяющая будущим адвокатам профинансировать обучение. Наравне с частными кредитами, школы предлагали и кредиты, субсидированные государством по специальной программе образовательных займов.

Школы прошли аккредитацию Американской Ассоциации Адвокатов (Аmerican Bar Association - ABA) на основании заявленного образовательного плана, и на основании этой лицензии смогли у себя на сайте размещать информацию о том, что абитуриентам доступны как частные, так и субсидированные, образовательные кредиты.
Потом прошло несколько лет, пошли первые выпуски адвокатов из этих коммерческих школ, и оказалось, что процент выпускников, способных сдать экзамен на адвокатскую лицензию, ничтожно мал. Примерно 25% (в обычных школах процент выпускников, сдающих адвокатский экзамен с первого раза, бывает не ниже 75%). Первой лицензию условно приостановили у северокаролинской школы, но администрация школы об этом факте застенчиво умалчивала почти год, и продолжала зачислять абитуриентов, которые получали заемы и платили за бесполезное образование.

В этом году руки дошли до аризонской школы. Но тут АВА обязала администрацию школы опубликовать информацию о статусе лицензии на сайте школы и уведомить всех уже зачисленных студентов с опцией отчислиться и вернуть деньги. Любопытно, что школа может работать с условно-приостановленной (но не отозванной) лицензией, но в нее нельзя зачислиться с финансированием через субсидированные гранты - только с частным финансированием. А разница в условиях финансирования настолько существенная, что абитуриенты стали моментально отпадать.

И тут аризонская школа предприняла смелый ход . Она заключила партнерское соглашение с одним малоизвестным и непопулярным колледжем во Флориде, Bethune-Cookman University. Это такое некоммерческое образовательное учреждение. Для ста выпускников этого колледжа будут гарантированы места в аризонской юридической школе, с полностью оплаченной подготовкой к вступительным экзаменам, специальными расценками на образование, и бесплатными подготовительными курсами к экзамену на лицензию. С чего бы такая щедрость?

Bethune-Cookman - полностью "черная" школа. Университет, в который до отмены сегрегации селективно принимали только афро-американцев, а после сегрегации - условно открытый для всех, но игнорируемый представителями других рас. Гарантированные места и обещанные "плюшки" привлекут в умирающую юридическую школу абитуриентов, с доступом к финансированию образования через специальные программы для поддержки этнических меньшинств. Разумеется, все это делается под знаменем создания этнического разнообразия в адвокатской профессии и создания образовательных возможностей для афро-американских будущих адвокатов. При этом из задуманного совсем никак не следует, что качество образования в Arizona Summit Law School, уровень которого, собственно, отражен в провальных результатах экзаменов на лицензию, как-то улучшится. То есть, логично предположить, что три года спустя из ста черных выпускников этой школы семьдесят пять сдать экзамен на лицензию не смогут, и если мы будем смотреть на статистику лицензированных адвокатов штата с разбивкой по расовому составу, можно будет с цифрами в руках говорить, что у черных выпускников шансы сдать экзамен на лицензию статистически ниже, чем у белых.
#logofilka
logofilka: (Default)
Как я писала писала раньше, путь в адвокатскую профессию в Америке нелегкий и недешевый. Если отбросить нюансы, то условием для получения лицензии адвоката является успешная сдача квалификационного экзамена, а основанием допуска к этому экзамену - диплом выданный юридической школой, которая имеет аккредитацию American Bar Association (АВА). От этой траектории возможны некоторые отклонения, но они не меняют общего принципа. Лицензированные адвокаты получают по почте такой регулярный вестник от American Bar Association, в котором расписываются административные новшества из области лицензирования практикующих адвокатов и аккредитации учебных заведений, этих адвокатов готовящих. Обычно, крайне неинтересное и занудное издание. Но вот последний выпуск порадовал любопытной публикацией.

На обсуждение административной верхушки АВА было представлено предложение о поправке к правилам аккредитации юр.школ. Не секрет, что рынок адвокатских услуг в Америке перенасыщен, и отчасти это случилось потому, что люди, которые не имеют ни талантов, ни природной склонности к адвокатской работе, идут в профессию привлеченные обещанием адвокатских зарплат. Поступить в престижные и проверенные временем такие люди часто не могут, но для них на рынке существует масса даже не третье- а четверторазрядных учебных заведений, которые принимают кого угодно, лишь бы платили за обучение. Формально, эти школы получили аккредитацию АВА и могут работать. В реальной же жизни, выпускники этих школ на рынке труда не котируются, часто они даже не могут сдать экзамен на лицензию, до которого допущены, работу им найти трудно, и они начинают какую-то совсем неадвокатскую карьеру с бесполезным юридическим дипломом и огромным долгом за обучение.

И вот инициативная группа АВА предложила внести изменения в правила аккредитации law schools и продлевать лицензию только тем школам, в которых как минимум 75% выпускников сдают квалификационный экзамен на лицензию втечение двух лет после выпуска. Логика в этом такая: если школа не может дать адвокату знаний, достаточных для лицензирования с четырех попыток (экзамен проводится дважды в год), то нафиг такая школа?

Так вот, после жарких и продолжительных дебатов эта поправка не прошла. Потому что обсуждающие решили, что если такое правило сделать обязательным, школы, опасаясь за свою лицензию, перестанут вообще зачислять представителей этнических меньшинств, поскольку 33.4% черных и 29.8% хиспаников-выпускников юр.школ сдать экзамен на лицензию в течение двух лет не могут. Чтобы не портить статистику, школы могут просто ограничить доступ этим группам абитуриентов к образованию, и в результате через несколько лет адвокатская среда естественным образом приобретет нежелательную расовую "стерильность."
logofilka: (natasha)
По адвокатской рассылке прислали новость, что впервые за всю историю юридического образования в Америке, в law schools зачислено больше женщин (50.32%), чем мужчин.
logofilka: (natasha)
Хотите, я вам расскажу, в какой момент у каждого американского адвоката замирает сердце и перед глазами проносится вся жизнь? Это вовсе не когда присяжные оглашают обвинительный приговор клиенту. Или когда клиенту говорят, что многомиллионной компенсации за моральный ущерб не причитается. Это все эмоциональные моменты в профессии, но не те, что рисуют перед глазами адвоката картину его личного финансового краха и конец карьеры.

Этот момент наступает, когда в обычный рабочий день в офисе звонит телефон, и определитель номера показывает, что звонок сделан из одной не очень многочисленной организации. Read more... )
logofilka: (Default)
Про дурацкое расписание экзаменов в этом семестре я уже писала.
До кучи пожалуюсь еще.
У меня как-то с начала семестра не легла душа к одному предмету. Не совсем то, что меня интересует, и можно было этот класс не брать, но взяла для общего развития и потому что расписание подходящее. Пожалела миллион раз. С первого дня меня не покидает ощущение, что преподаватель поделил группу на тех, кто ему нравится, и тех, кто нет. И я во второй группе. Read more... )
logofilka: (Default)
Еще про Worker Comp. Двое грузчиков разгружали медицинское оборудование, ящики с которым были закреплены толстыми резиновыми ждутами. Один решил, что было бы забавно сделать из такого жгута рогатку и выстрелить из нее во второго. Сказано - сделано. Придурок зарядил здоровенную рогатку куском деревяшки и попытался выстрелить в воздух. Деревяшка полетела по непредсказуемой траектории и выбила стрелку глаз.
За это дело он быстренько подал в суд на работодателя, требуя компенсации за полученную на рабочем месте травму. Суд удовлетворил иск потерпевшего.
610 P.2d 1362
logofilka: (Default)
У меня расписание экзаменов в конце этого семестра составлено таким образом, что в один день получается два экзамена, а на следующее утро - еще один. Ходила сегодня к декану, просила перенести один из экзаменов на другой день. Узнала, что не положено.
По университетским правилам можно переносить экзамен, если у тебя экзамены три дня подряд. А у меня не три, а два. Про это в университетском сборнике правил ничего не написано, значит - нельзя. Злюсь неимоверно и чего делать - непонятно.
logofilka: (Default)
Осилила чтение свеженького судебного решения. Нелегал-иммигрант навернулся на стройке и причинил вред своему здоровью. Подал в суд на работодателя, требуя, среди прочего, компенсировать его за то, что в результате травмы он утратил способность изучать английский язык и интегрироваться в американское общество. Дело выиграл. Работадатель аппелировал дважды, но и Аппеляционный Суд штата на прошлой неделе вынес решение в пользу нелегала.
logofilka: (Default)
На занятии по Employment Law зашел разговор, может ли работодатель требовать у сотрудников показывать содержжимое сумок, если у работодателя есть подозрение, что кто-то может ходить на работу с личным пистолетом. Постепенно перешли к вопросу, что по этому поводу сказано на разрешении на ношение оружие. И тут же двенадцать из пятнадцати студентов группы полезли в сумки и карманы, достали карточки разрешения на ношение пистолетов, и начали вчитываться в мелкий шрифт на обороте. Три человека, включая меня, сидели как оплеванные.
logofilka: (Default)
После каникул встретила одноклассницу и отметила, что барышня как-то нереально раздалась вширь. Очень динамично даже по американским стандартам: еще в мае была девушка приятной окружности, а в конце августа - ужас-что-такое. Безо всяких вопросов с моей стороны девушка поведала свою печальную историю. Read more... )
logofilka: (Default)
Маргарита озвучила свои планы на будущее. Говорит: "Оn week-days I gonna be a lawyer (результат папочкиного промывания мозгов - прим. авт.). On week-ends I gonna be a rock-star (против природы не попрешь - прим. авт.)."
Я поржала, а потом вспомнила наших универских Sue'n'Bastards - рок-группа наших юридических преподавателей. Играют на всяких благотворительных вечерах и университетских мероприятиях.
Соло-гитарист - профессор по Torts;
Бас-гитара - профессор по коммерческому праву;
Клавиши - административное право;
С микрофоном - преподавательница Legal Writing;
Ударники - уголовный процесс.

*Звук ужасный и качество исполнения сомнительное. Но чисто для иллюстрации идеи.

logofilka: (Default)
Одноклассник, который работает помощником прокурора сегодня рассказал. В местном суде напрошлой неделе слушалось дело. Четыре придурка-тинейджера отметили день рождения одного из них, напились дешевого пива, нашли в доме пистолет (что в Мэйконе, само по себе и не ново), вышли в лесопарк на обочие хайвея, Read more... )
logofilka: (Default)
Я и моя одноклассница Каролина - в одной секции на судебной практике. У нас сегодня отменили занятие, и мы пошли в кафе через дорогу пить кофе с булкой. Взяли кофеек, сели за столик, я спрашиваю: "Как жизнь, Каролина?" А она отвечает: "Паршиво, только не говори никому."
Если я здесь напишу, то это ведь все равно, что не сказать никому, потому что никто из одноклассников не прочитает? Только к ee феерической истории нужна предыстория.Read more... )
logofilka: (Default)
На одном классе меня угораздило сесть рядом с кадром, который постоянно жрет. Не как нормальные американские студенты - тянет кофеек из пластикового стакана, а именно обедает. Типа, класс начинается в 12, а у него привычка есть свой ланч именно около полудня. Открывает лаптоп, чтобы не смущать профессора (мы сидим во втором ряду прямо в центре), и то буррито какое-нибудь точит, то неопрятный бутерброд, из которого капает майонез.
Сегодня кадр превзошел сам себя - принес тарелку супа. Причем какого-то отвратительно желто-зеленого оттенка, как будто этот суп уже однажды сьели. И пах этот суп соответственно. Прямо скажем - ВОНЯЛ. Суп капал с маленькой пластмассовой ложки на клавиатуру лаптопа и галстук обедающего.
Когда я несколько раз многозначительно покосилась на тарелку с подозрительной субстанцией, одноклассник поймал мой взгляд и утешил меня: "В следующий раз я принесу салфетку"
logofilka: (Default)
С первого школьного дня нам вбивают в головы, что настоящий юрист никогда не принимает обстоятельства жизни клиента как свои собственные. Надо уметь отличать свою жизнь от того, что происходит на работе. Отличать и не принимать близко к сердцу.

Филип первый раз обратился в нашу адвокатскую контору в мае. Огромный и солнечный человек. Пока он дожидался в приемной назначенного ему времени, шутил с секретаршей и рассказывал, что в прошлом году усыновил двух крошечных украинских мальчишек. Пацанов ему выдали в затрапезном детском доме, с диагнозом "задержка психического и речевого развития." Уже в Америке выяснилось, что детей просто не научили говорить. Read more... ) А я вышла в свой офис, отвернулась к стене, и пустила слезу, ругая себя за неуместную эмоциональность. Hе место в профессии тем, у кого организм не умеет вырабатывать вещество, делающее сердце беcчувственным.
logofilka: (Default)
Сегодня в универской библиотеке невольно слушала разговор двух одноклассниц. Очень успешных, по школьным меркам, одноклассниц: одна в law review, вторая - в moot court team. Элита юридического образования. Одна говорила, что ей всего 27, а она уже покупает крем от морщин. Вторая поддакивала, и сокрушалась, что biological clock is ticking и что в ее жизни no marriage prospects whatsoever. Симпатичные и умные девки ведут разговор российских провинциальных клуш. Даже не заморачиваясь, что их слушают изо всех углов. Впрочем, никто особо и не реагирует.
Внутренне порадовалась тому, как много я, оказывается, успела.
logofilka: (Default)
Just survived my first oral argument.
logofilka: (Default)
Еще из "жизни насекомых."
Трем тинейджерам было предьявлено обвинение в том, что они "преследовали и причинили моральные страдания лосю" (серьезно, "charged with harassment and intentional infliction of emotional distress on a moose”). Лось меня в контексте города, с трех сторон окруженного дремучими лесами, не очень удивляет. А вот ход человеческой мысли - воистину непредсказуем. Папаша одного из обвиняемых потребовал отменить обвинение, на основание того, что в момент предполагаемого совершения преступления его сын находился в другом месте. А именно, писал краской неприличные слова на стене деревенской церкви. В доказательство было предьявлено письменное свидетельство жены пастора, которая это дело видела, и фотографии церкви с неприличными словами на стене. Дело о изнасиловании преследовании лося в отношении юноши было закрыто, но открыто новое - о вандализме. На этой стадии папа решил посоветоваться с бесплатным адвокатом.
logofilka: (Default)
На клинике, значит. Приходит тетка, просит написать заявление на сожителя, который свалил под покровом ночи и умыкнул теткино имущество. На тетку заполняется формуляр, по которому видно, что и тетка сама - не промах. В анамнезе - два срока, за кокаин и проституцию. Ладно, это не дает оснований сожителю тащить у тетки нажитое непосильным трудом добро. Начинаем составлять заявление. Доходим до перечня похищенного. Тетка, не изобразив лицом эмоциональности, сообщает, что сожитель умыкнул из ее дома диванную подушку и пистолет нехилого калибра. Девушка, ведущая запись, хватает ртом воздух, и, наконец, говорит: "Какой, нафих, пистолет? На тебе два срока. Тебе, тетка, за владение оружием семь лет корячится. Кто тебе вообще этот пистолет продал?" На что тетка спокойненько так отвечает: "Да сосед мой продал. У него еще много есть."
Потом еще всякая суета была, с вызовом охраны, небольшой дракой, и истерикой, но это уже не так интересно.
logofilka: (Default)
Из местных приколов. Наркодилер был арестован при попытке обменять кокаин на пистолет у торговца оружием (который оказался полицейским агентом под прикрытием). В качестве оправдания своему поступку, арестованный заявил, что испытывал острую и неотложную потребность в оружии: чтобы охранять другие наркотики и боеприпасы у себя дома. Ясно дело, под это заявление был быстренько получен ордер, и дома у товарища нашли кучу всякого интересного добра.

Другое смешное. Один сосед подал в суд на другого за систематическое нарушение "границ собственности". Чтобы перетащить дело в федеральный суд, иск был предьявлен на основании нарушения государственного положения, контролирующего обращение с животными дикой природы. Фактическая сторона ситуации: нарушитель ловил бабочек во дворе соседа.

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11 121314151617
1819202122 2324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 07:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios